история строительства БЦБК.




"Российская газета", 8 декабря 2005 г.




Юрков | Именно так происходило почти полвека назад, когда главный инженер "Сибгипробума" Б.А. Смирнов и главный инженер проекта Б.Э. Яроцкий завизировали задание на запуск проекта, по которому потом и начали строить БЦБК мощностью 100 тысяч тонн (1-я очередь) целлюлозы в год. Это надо знать всем, чтобы никому и никогда больше не захотелось повторить варварство, которое не оправдает на земле ни один человек, осознающий свою ответственность перед потомками.

Сначала выбирали воду, которая в процессе варки целлюлозы играет главную роль: чем чище она, тем дешевле процесс. Наши вожди, поощряемые Н.С. Хрущевым, задумали и по целлюлозе перегнать к чертовой матери Америку. Для этого надо было выпустить не просто целлюлозу, а вискозную суперцеллюлозу для выработки высокопрочного суперкорда. Его производство за 7 лет они обязались увеличить в 2 раза. Ее физические параметры должны быть такими: содержание целлюлозы - до 97%, зольности - не более 0,03%, содержание двуокиси кремния - не более 0,0025%. Такую целлюлозу сварить можно было на воде, в которой общее содержание растворенных минеральных веществ не должно превышать 20 мг на литр при жесткости 0,1Н0 и содержание двуокиси кремния - не более 2 мг/литр. При этом химический состав воды должен быть постоянным.

Нашли в СССР такие водоемы: Ладожское, Онежское и Телецкое озера, река Нева. И Байкал.

Рассмотрели кандидатуру Ладожского озера и реки Невы. Все бы хорошо, да леса маловато, и водица в них не первой свежести - разоришься на ее очистке. Живите пока, Нева и Ладога. В бассейне Онежского озера и реки Кемь леса пока были. Но никакой предпроектной проработки, изысканий и выбора площадки не проводилось, так что обсуждать нечего. И Онеге повезло. По аналогичной причине и Телецкому озеру подфартило.

Эх, неужели рисковать славным морем, священным Байкалом? Как там, кстати, с предпроектной подготовкой?

А все давно подсчитано и рассчитано, водица испита, чистая, вкусная, как вино "Liber frau milch", водица байкальская... Так и приговорили с подачи Смирнова и Яроцкого. Они, может, и не очень-то вольны были в своем выборе - догнать и перегнать требовалось эту кукурузную Америку, но подписи свои поставили. Судьба Байкала была предрешена.

По такому же сценарию выбирали и площадку для строительства БЦБК, их было несколько: Талая, Утулик, Снежная, Подкаменская, Ангарская, Солзан, Мурино, Клюевская. Последние четыре рассматривались на последнем этапе. Так записано в том ДСП (для служебного пользования) документе.

Но, оказывается, все было решено задолго до публичных дискуссий, совещаний и рассмотрений. Задолго и в узком кругу. Н. Хрущев попросил послать на Байкал надежного человека. Госплан СССР послал специалиста. Тот вернулся, доложил. У Хрущева собрался узкий круг все решающих лиц. И появился вот такой документ.

"СССР. Государственная плановая комиссия Совета Министров по перспективному планированию народного хозяйства (Госплан СССР)

N 1-406 25 июля 1956 г.

Министрам СССР: бумажной и деревообрабатывающей промышленности - тов. Вараксину Ф.Д. легкой промышленности - тов. Рыжову Н.С.; лесной промышленности - тов. Орлову Г.М.

Госплан СССР рассмотрел с участием представителей... вопрос о выборе площадки для строительства в Иркутской области завода вискозной целлюлозы для корда в кооперации с заводом искусственного волокна. В результате рассмотрения Госплан СССР считает целесообразным построить эти заводы на южном берегу озера Байкал на Солзанской площадке вместо ранее намечавшегося размещения этих предприятий в районе гор. Иркутска, на Листвягинской площадке.

Председатель Госплана СССР

(подпись) Н. Байбаков"

И все. А эти цирковые номера "высшего пилотажа", представленные как мнение "широкой представительной дискуссии" в документах от 1962 года, - липа. Все было решено еще 8 лет назад и обжалованию не подлежало. А оформили потом в документах тех, как "идя навстречу пожеланиям трудящихся": будто бы санэпидстанция Иркутска "потребовала" в случае строительства завода на Ангаре питьевой забор воды для Иркутска перенести выше строительства завода. А это до-ро-го-о, понимаешь.

Бесценный байкальский мир бросили под ноги партийным амбициям. Похоже, инерция этих амбиций еще жива, а то и всесильна.

Так приговорили: строить БЦБК и поселок Байкальск на Солзанской площадке "согласно сметной стоимости в сумме 134.402,05 тысячи рублей".